8 нояб. 2014 г.

Секреты кино, или Московский режиссер приглашает в Коктебель

Тихий октябрьский день. Солнце отдает земле последнее тепло уходящего года. Ощущение, что долины, холмы и горы Коктебеля пропитаны полусонной негой. И вроде это и не Крым вовсе, а затерянный в глубине нашей памяти былой мир: неизвестно где, неизвестно какими событиями наполненный. На большой поляне у подножия высоких горных обрывов стоят военные палатки, пропускной пункт, на котором дежурят солдаты в советской форме, и среди этого необычного антуража как гости из будущего пестро одетая молодежь с фотоаппаратами и камерами. Но ничего странного в этой картине нет.



Группа студентов режиссерского факультета Крымского университета культуры, искусств и туризма наблюдает за процессом съемок фильма, которым руководит известный российский режиссёр Каринэ Фолиянц. 




Возможно, только мне казалось удивительным наполнение этого пространства. Для всех остальных – обыкновенная работа над созданием кино…



Человеку, впервые оказавшемуся на съемочной площадке, все в диковинку. И голос режиссера, который непонятно откуда доносится и многократным эхом разносится по всей территории. А это, оказывается, потому, что у всех сотрудников, которые, словно муравьи, бегают по площадке, рации в карманах. Сама же Каринэ сидит у монитора в техническом вагончике и оттуда руководит процессом. Странным кажется и человек с рупором в руках, который, как черт из табакерки, неожиданно возникает в центре происходящих событий и так же быстро, незаметно исчезает. Это - ассистент режиссера, как говорится, его правая рука. Не дай бог, кто-то ненужный попадет в кадр, или актеры вдруг замешкаются. Он бдительно следит за всеми и каждым. Девушка (камеравумен), восседающая на необычной установке, движущейся вперед – назад по специально уложенным рельсам, тоже выглядит весьма странно: скрючилась над глазком огромной камеры, уставилась в него, будто не волнует ее происходящее вокруг, будто нырнула в собственный мир, ведомый только ей, и живет в нем.

Все, кто здесь находятся, а их не пять и не десять, а почти пятьдесят человек, вызывают недоумение: кто-то сидит, кто-то куда-то идет, с кем-то разговаривает, что-то делает. И над всем этим броуновским движением царит чуть с хрипотцой голос режиссера. На самом деле картина хаоса – это лишь первое впечатление простого любителя кино, как я: здесь же каждый четко знает свои обязанности, свое место, и все исправно выполняют свои функции.

«На протяжении многих лет работаю с одной и той же группой специалистов. Я один из самых счастливых режиссеров в России, у которого есть свои, давно проверенные люди, и нет нужды набирать по принципу «абы кого у ларька». С моим оператором Владиславом Гурчиным мы учились вместе во ВГИКе, и этот фильм – уже десятый совместный. Художники тоже со мной давно, еще со съемок «Серафимы прекрасной» (получившей в 2011 году высшую телевизионную награду - премию ТЭФИ – Авт.). Художник по костюмам Татьяна Смирнова – моя старинная подруга из Москвы. Новый человек в нашем коллективе только гример. Остальные: реквизиторский состав, водители, рабочие, помощники – все крымские. Из года в год одни и те же люди, с которыми мы давно сроднились. Они обучены определенным профессиям. И мне не приходится каждый раз рассказывать, что делать: понимают меня с полуслова», - с гордостью рассказывает Каринэ.
И актеров королева мелодрам выбирает не по их медийности, а только по профессиональным качествам, хотя россиянам многие герои фильмов Каринэ хорошо известны. Вот и в этой картине под названием «Невеста» (не буду рассказывать ее сюжет, лишь замечу, что он строится на любовном треугольнике, который, по словам Каринэ, является основой великой драматургии) играют замечательные, нами любимые Раиса Рязанова, Любовь Руденко, Андрей Егоров. Вообще, как отмечают критики, фильмы Каринэ не представляют собой истории бесконечных бабских слез и воплей из-за несчастной любви. В них - сложные человеческие судьбы, где любовь, конечно, занимает главенствующее место. Все как в жизни! Поэтому ее картины совсем не похожи на мыльные оперы.

Но и актерская игра имеет немалое значение в восприятии фильма и самой истории. Сцена, где один герой получает от девушки письмо, а второй смеется над его чувствами, снимается уже несколько часов. Одной камерой, как говорит режиссер, «по-киношному», фиксируют момент с разных ракурсов: крупный план, средний, общий. Актеры одни и те же реплики проговаривают по многу раз. А еще: тут свет такой, а тут - другой, значит, при общем плане надо стать так, а при крупном этак. Ужас, думаю я, можно с ума сойти. Стас Бондаренко и Александр Лобанов уже несколько часов кряду проигрывают дубль за дублем эту сцену.

Кажется, что все должно уже надоесть. Ан нет. «Внимание! Мотор!», и только что смеющиеся во время перерыва друзья в один миг перевоплощаются в парней, которые в этот момент (по сюжету) ненавидят друг друга, готовы глотки друг другу перегрызть. В глазах Стаса будто молнии сверкают, да и Саша от гнева распаляется не на шутку. И так они повторяют из раза в раз.
«Как можно так искусно притворяться, да еще по многу раз?», - задаю им вопрос.

«Мы не делаем вид, как вы говорите, мы живем этим конкретным моментом. По системе Станиславского каждый дубль – это все переживания, эмоции, действия с новой силой. И каждый раз настраиваешься на лучшее проживание роли, данного конкретного момента. В любых условиях, в том числе и погодных, актер должен придерживаться эмоционального состояния, прописанного в сценарии. В горах зима, а нам необходимо убедить зрителя, будто лето», - говорят парни. Сложно? Конечно. И это подтверждает режиссер.
«Буквально вчера мы работали в горах, где шел снег, было очень холодно. Но наших актеров одевали в летнею одежду, так как действие картины происходит якобы летом. Нужно мужество, чтобы отработать с полной отдачей до конца. Скажу, создание кино – тяжелый труд. И режиссеры, и актеры должны быть физически выносливыми людьми. Кроме того, трудно каждый раз вставать в 5-6 утра, а ложиться поздно. Для режиссера такой график – повседневность. И, наверное, самое сложное - это по 14 часов кричать на площадке, руководя процессом, не бывать дома в течение семи месяцев, почти не отдыхать и постоянно находиться в состоянии стресса. Все остальное ерунда. Мы с моим оператором-постановщиком молодые, но зрелые люди, и для нас уже тяжеловаты такие нагрузки. Спасает, что рядом много друзей. Обожаю местную публику: есть люди, которые приходят сюда и приносят то молоко, то виноград, то какие-нибудь вещи. В общем, стараются быть полезными, помочь нам. Для меня это ценно: получаю хороший заряд энергии, которой хватает до следующего года», - признается Каринэ.
Она влюблена в Крым, а точнее, обожает его юго-восточную часть. «Невеста» - шестая картина, которую снимает в этих местах. После «Серафимы прекрасной» Каринэ завалили предложениями, и все истории подходят к этим местам. Почему? Просто все знают, что свое кино она поедет снимать в Феодосию. Тут, по ее мнению, идеальные места, где сравнительно на небольшом пространстве сконцентрировано множество разнообразных фактур, начиная от природных объектов и заканчивая самобытными приморскими небольшими городками и поселками. А ищут нужные «декорации» художники – первые помощники в этом деле. И это еще одна составляющая производства картины.
«Перед проектом есть подготовительное время. Надо найти место, чтобы не только соответствовало сценарию, было красиво, живописно, но и чтобы было удобно снимать. Поэтому, прочитав сценарий, получаю инструкции режиссера и оператора и отправляюсь в путь. В этот раз тоже жил два месяца в Феодосии и ездил, смотрел, искал нужные уголки, заглядывая чуть ли не под каждый кустик»,- рассказывает художник-фотограф Александр Флок. Кстати, места дислокаций меняются каждый день: сегодня киношники в Коктебеле, завтра - в Орджоникидзе, послезавтра - в Старом Крыму... У Каринэ - авторское кино, то есть она сама пишет сценарий и снимает. Хорошо зная эти места, видно, дает волю своей фантазии. Но ее команда не против этого. Наоборот, с радостью работает с пестрой фактурой сценария.
Надо сказать, что Крым с каждым годом все больше привязывает московского режиссера к себе. В скором времени Каринэ Фолиянц начнет преподавать этим самым студентам, которые сегодня, словно желторотые птенцы, стараются как можно больше заглотнуть «пищи из котла, в котором она варится», жадно впитывают все, что происходит на съемочной площадке.

Глядя на них, подумала: природа Тавриды уникальна, и здесь, как говорится, снимать - не переснимать. Но Крым достоин, чтобы в нем возродились настоящие киностудии, чтобы можно было создавать прекрасные фильмы, не хуже голливудских, не ограничивая кинопроизводство заказами Мостелефильма, хоть это и продукция для первых каналов. Конечно, это неплохо, но хочется, чтобы служители десятой Музы имели возможность снимать не только на крымских ландшафтах, где длительность рабочего процесса зависит от светового дня, который благоволит к работникам кино только летом. Им нужны киностудии, как, впрочем, и крымским студентам, обучающимся искусству кино. Все мы выиграем, если в Крыму появятся свои «фабрики грез», где помимо телепродукции будут рождаться фильмы для широкого экрана. А пока снимаются хоть и качественные, но в основном лишь телесериалы …
Не хочется заканчивать на грустной ноте. Главное, начало положено: есть те, кто желает создавать кино, и те, кто готов этому научить. Думаю, это уже большой шаг вперед.
Ольга Сафронова (Мельницкая)


Больше фотографий смотрите в группе КиноПростор https://vk.com/club77747474

8 нояб. 2014 г. by Пани Приятная ·

© 2012-2016 Все Права Защищены. Перепечатка материалов, размещение на сайтах и в печатных изданиях разрешается только с личного письменного согласия владельцев материалов и Ольги Сафроновой (Мельницкой) VideoPani