20 апр. 2012 г.

Роман-Кош - высшая точка Крымских гор

РоманКош

  Роман-Кош - это высшая точка Крымских гор (1545 метров).  Мы — молодые, сильные и немножечко авантюристы. Группа из шести человек. Никто из нас прежде не поднимался на Бабуган-Яйлу: уж слишком она далека и труднодоступна. Наша цель грандиозна — покорить Роман-Кош.
Бабуган-Яйла — наиболее высокий горный массив в Главной гряде Крымских гор. Почти весь он расположен в Большой Алуште, только небольшая часть его, включающая вершину Роман-Кош, «зацепила» и Большую Ялту.
Гора Роман-Кош

На вершину «мира» можно подняться, избрав разные пути: менее сложный, например, со стороны Гурзуфа, и более сложный, такой, который выбрали мы, — через Изобильное. И хотя трудности для себя мы избрали по собственному неведению, но, ступив на ровную поверхность плато и рухнув наземь в полном изнеможении, ни на минуту не пожалели о выборе. Неописуемая красота начала раскрываться уже за первым поворотом дорожного серпантина, ведущего к селу в долине реки Улу-Узень. Остроконечные кипарисы, тёплый ветер в лицо, смешанный запах моря и леса, а вдали белые стены домишек — всё это ярко напомнило солнечную Италию. Пройдя через утопающее в садах село, мы вдруг оказались в «Швейцарии»: с трёх сторон стиснутое горными хребтами сияло лазурью озеро. Это Изобильненское водохранилище, крупнейшее на Южнобережье. Окаймлённое могучими стражами с юга — Бабуганом, с запада — Алгыс-Хыром, с севера — Чатырдагом, — оно напоминает колыбель жизни, дарованную людям матушкой-природой. Высоченные охранники, «выжимая» влагу из облаков, поят ею Улу-Узень и многие другие
реки Крыма. Известняки, из которых сложены тела этих гигантов, поглощают всю дождевую и талую воду, фильтруют её и по пещерным каналам гонят до водоупорных глинистых сланцев. Затем в виде родников живительная влага выплёскивается на поверхность.

По плотине идём медленно, останавливаясь и любуясь пейзажами. Если встать спиной к водохранилищу, то взору открывается прекрасный вид на Алушту: горы будто расступились, чтобы пропустить светлый город к самому морю.

И вот мы у подножия горы. Она нас принимает в свои объятия очень нежно. Мы пока не тревожимся, что нас ждёт дальше. На первом километре пути нет резких подъёмов и спусков. Весёлые и счастливые, шагаем ещё в быстром темпе, беспрестанно обмениваясь озорными шутками. Даже колючие заросли ежевики не портят приподнятого настроения. Она цепляет нас за одежду, будто приглашая обратить на себя внимание. И мы обращаем, находя угощение — попадаются спелые, тающие во рту ягоды. А вот волчьи ягоды, как с крымскотатарского переводится «Бабуган», мы не видели или не заметили. В общем, начав свой путь в семь утра, к девяти мы ещё были абсолютно счастливы и безмятежны. Конечно, при длительных подъёмах сердечко стучало очень быстро. Приходила мысль, что человеку, физически абсолютно не подготовленному, привыкшему большую часть времени проводить на диване или за рулём автомобиля, не преодолеть и четверти пройденного нами расстояния. И это радовало: вокруг простиралась нетронутая природа. Не валялись «продукты цивилизации», оставшиеся от пикников, так как некому их тут устраивать. От этой нетронутости, от одуряющего запаха сосен, от солнечных лучей, пронизывающих кроны деревьев, кружилась голова, а воздух изумлял своей кристальной прозрачностью.

Живёт на Роман-Коше олень с серебряными рогами и копытами. Когда ступает он по лесной опушке — точно королевич идёт по тронному залу. Повернёт голову с ветвистыми рогами — и будто лесная корона сверкнёт на ней. Этот сказочный олень — хранитель горных родников и источников Крыма. Смотрит он, чтобы не иссякли прохладные и живительные струи ключевой воды, чтобы звери и птицы всегда могли испить вкусной горной влаги. Но если вдруг начинают родники мелеть и засыхать, то взбирается олень на самую высокую гору и становится на краю скалы. Стоит и ждёт, когда в небе появится тяжёлая грозовая туча. Тогда олень поднимает голову с ветвистыми рогами и высекает из тучи белые молнии, вызывая на землю долгожданный дождь. Вновь наполняются водой родники и источники. Радуются звери и птицы. И есть такое поверье: кто увидит оленя с серебряными рогами и копытами, тот будет долго и счастливо жить на свете. Но, чтобы его встретить, нужно обойти Крымские горы, испробовав воды из всех источников и родников.

Мы уже прошли много километров. С нас сошло семь потов. Представляю, как тяжело нашим ребятам: ведь мы налегке, а они тянут рюкзаки. Поход однодневный, но продовольствия взяли как истинные туристы-матрасники (так называют профессиональные путешественники таких любителей, как мы). Хотя... на первом же десятиминутном привале я оценила купленное по случаю молоко, которое в обычной жизни употребляю исключительно редко: выпив его, ощутила себя новеньким автомобилем с полным баком горючего. Движемся дальше. По идее, мы уже должны находиться на склоне горы Конёк. Открываем карту и понимаем, что немного увлеклись пейзажами. Придётся поблуждать в поисках правильного пути. Главное знаем: крымский лес — это не тайга. Не пропадём. Пройдя с километр по извилистой тропе, петляющей вдоль склона, принимаем решение подниматься. Нужно выйти на плато. Там точно сориентируемся.

Бабуган явно начинает показывать свой изменчивый нрав. Подъём очень крутой. Тропы нет. Настоящая глушь, не то что Чатырдаг — проходной двор. «Перебежки» длятся не более 15 минут — и обязательный трёхминутный отдых. Кажется, конца нет этому подъёму. Вокруг навалено множество сухих веток, вероятнее всего, после последнего урагана. Вниз даже не смотрим — облака далеко под нами. Практически цепляясь за землю, ползём к солнцу, которое подмигивает нам сквозь листву. В одиннадцать часов выползаем на плато!

Я счастлива, наивно полагая, что самая продолжительная часть маршрута преодолена. Но не тут-то было. Как выяснилось, нам необходимо было пройти через всю яйлу. Но всё же главный кайф уже пойман. Это слово сейчас так популярно среди молодёжи! Кто-то его произносит, поглощая пиво, кто-то, вколов в вену очередную порцию наркотика. Есть и другой кайф, например, когда мчишься на автомобиле с шальной скоростью по трассе, а в салоне звучит музыка, поднимающая уровень адреналина в крови, или летишь навстречу земле, считая секунды, чтобы открыть парашют. Ну а есть ещё один вид кайфа — это когда остаются последние метры до вершины, ты задыхаешься, безумно колотится сердце, ноги отказываются подчиняться твоей команде. И всё же ты одерживаешь победу над самим собой, вырываешься из полумрака леса и падаешь в мягкую пахучую траву, переворачиваешься на спину, смотришь в высокое небо и в упоении произносишь: «Какой кайф!».

Я впервые на Бабуган-Яйле, поэтому всё очень интересно. Поражают громадные размеры. Карстовые образования, огромные холмы, торчащие зубцы скал, размашистый хаос ущелий, провалов — полная противоположность компактному Ай-Петри. Яйла безлесна. Одиночные деревья растут лишь в воронках и расщелинах скал. В низинах, где задерживается влага и куда заносятся остатки засохших растений, образуется плодородный слой почвы. Здесь в разные сезоны года можно увидеть ковыль, веронику, душицу, примулу, девясил, колокольчик, тысячелистник и другие цветы и травы. В тот день золотой монолит яйлы повсюду украшали голубые цветочки безвременника яркого (кстати, ядовитого растения), а кое-где встречались ещё желтые одуванчики. Трава под ногами была настолько мягкой, что невозможно удержаться: мы сбросили обувь и побежали босиком, утопая в осеннем «ковре», испытывая неописуемое блаженство. А ещё не отпускало чувство, будто находишься на другой планете. Вокруг ни души, воздух какой-то особенный. Странный, похожий на лунный, пейзаж. Казалось, если сильно захотеть, можно, слегка оттолкнувшись от поверхности, с лёгкостью перепрыгивать с одной вершины холма на другую.

В 12 часов дня изголодавшиеся, но довольные, мы устроили настоящий пир. Немного отдохнув, продолжили наше путешествие. Можно представить, насколько огромны размеры плато, если, двигаясь с востока на запад по прямой, мы добрались до Роман-Коша только через четыре часа.

Вот он — долгожданный Роман-Кош! Крест на вершине, к которому мы и шли, увидели неожиданно. Он будто вынырнул из ниоткуда: один холм, другой — и вдруг вдали, на очередном холме, силуэт нашей цели.

Откуда взялось название горы, точно не установлено. Но учёные предполагают, что топоним «Роман-Кош» следует считать индоарийским, означающим «Великий Привал» или «Высший Покой», что сообразуется с самой высокой вершиной Крымских гор. Уже на исходе всех возможных и невозможных сил мы добираемся до креста и бросаем камушки на курган, возвышающийся рядом. Сколько людей так вот отметилось здесь? Курган немаленький. Хотя если представить его рост во времени и поразмыслить над тем, сколько поколений приложили руки к его «возведению», то понимаешь, что не такой уж он и большой, и мы — среди выносливых и отважных!

Смотрю вдаль, и дух захватывает. Вокруг самые высокие горы Крыма. Ощущаешь себя единым целым с великим мирозданием. Упоительна тишина Роман-Коша! Благодарю его за наши испытания: ведь только преодолев все трудности, начинаешь гордиться собой!

Оставайся навеки незыблемым, сверкающий престол Тавриды! Пусть ещё много поколений романтиков наслаждаются твоей заповедной тишиной.
Ольга Сафронова (Мельницкая)

20 апр. 2012 г. by Olga Safronova-Melnitskaja ·

© 2012-2017 Все Права Защищены. Перепечатка материалов, размещение на сайтах и в печатных изданиях разрешается только с личного письменного согласия владельцев материалов и Ольги Сафроновой (Мельницкой) VideoPani