5 авг. 2012 г.

Гаити. Опасное приключение в океане. Часть 2


  Курорт Пунта-Кана острова Гаити, притягивает на свои пляжи начинающих серфингистов. Волны здесь разгуливают всегда, но такие высоченные, как, например, у берегов Австралии, можно увидеть крайне редко. Кроме людей, которые пытаются неуклюже вскарабкаться на скользкую доску, разрезают морскую поверхность катамараны под надутыми парусами. Катаясь на них, тоже можно в полной мере ощутить драйв от скорости, морских брызг в лицо и ветра, увеличивающего ощущение полёта. Мы выбираем, на наш взгляд, наиболее безопасное и грациозное развлечение.

Наш второй день пребывания в Пунта-Кане выдался на славу: нет такого сильного ветра, как был вчера, когда он поднимал высокие волны, закручивал их в кудряшки, катил вперёд с неимоверной скоростью и с грохотом разбивал о песчаный берег.

  Пена разлеталась на тысячи белых хлопьев и тут же слизывалась океаном. Сегодня, казалось бы, всё гораздо спокойнее: и кудри завиваются где-то вдали, и ветер более ласковый, да и сам цвет морской воды совсем не такой, как вчера, тёмно-синий, а лазурно-голубой. Океан нарочно манит, желая подарить незабываемое удовольствие.

  Мы заказываем катамаран и уже через пять минут — в «свободном плавании». Что нас может ждать в океане, я не знаю. Предполагаю: скорость, солёные брызги, наши тела, как у амазонок, солнце, которое старается поскорее наложить на них свой отпечаток, — вот оно, настоящее удовольствие. Я этого ждала и теперь наслаждаюсь каждой минутой, которая дарит «море», нет, «океан» положительных эмоций.

  Мы стараемся преодолеть прибой. Чем дальше мы отплываем от берега, тем больше адреналина, ведь именно здесь волны достигают своей максимальной высоты. Наш катамаран под «капитанством» молодого мулата-инструктора взбирается на гребень и оттуда, сначала взлетая, вновь опускается на водную гладь. Подступает следующая волна, и опять мы её преодолеваем. Подруга кричит, стараясь преодолеть заглушающий любые посторонние звуки ветер: «Мы, как аргонавты, мчащиеся навстречу неведомой судьбе». Красавец-мулат, как будто поняв её слова, резко разворачивает судно и направляет его к берегу. Теперь мы, поймав самую высокую волну, мчимся, стараясь не упустить её, при этом испытываем, пожалуй, те же ощущения, что и серфингисты, несущиеся с её же скоростью и избегающие её коварства, выскакивая из огромной «пасти» в том момент, когда она готова уже поглотить их.

  И тут вдруг (неизвестно, кто кого захотел обмануть) наш, казалось бы, устойчивый катамаран резко разворачивается, становится боком к волне, и та бытро переворачивает его. Всё происходит в считанные секунды. За это время нас раз десять перевернуло, закрутило каким-то подводным вихрем… Когда же я опомнилась, то сразу и не поняла, где верх, где низ, куда же надо плыть, чтобы выбраться. Сориентировавшись и оказавшись на поверхности, вижу, как при замедленных кадрах фильма, что парус ложится на воду. Ещё секунда — и между плотной тканью и водой не останется просвета. Делаю глубокий вздох и вновь ныряю, быстро плыву, стараясь поскорее выплыть из-под намокшего, тяжёлого паруса.

  Я не рыба, надо опять набрать в лёгкие воздуха. Выныриваю, но тут же ощущаю мощный удар сверху. Опять меня закручивает подводный вихрь. Мысль: какое счастье, что на мне спасательный жилет, значит, на дно не пойду, главное, чтобы не удорило обо что-нибудь твёрдое. Но, к счастью, в этом месте прибрежной зоны нет никаких рифов и подводных скал — один лишь мелкий песок. Опять выныриваю, и опять всё повторяется. За это время течение унесло нас на довольно приличное расстояние от берега. Пятая попытка выбраться на поверхность оказалась удачной. Плыву, казалось бы, в спасительном направлении — к катамарану, который безуспешно пытается поставить в вертикальное положение наш инструктор. Но какое-то предчувствие останавливает меня на полпути. Очередная волна вновь с силой бьёт хрупкое судёнышко, поднимает его, как былинку, над моей головой и переворачивает. Мачта обрушивается в воду в пяти сантиметрах от меня. Вновь, уже начиная привыкать к состоянию русалки, оказываюсь где-то на полдороги от дна морского до света Божьего. «Это когда-нибудь закончится?» — задаю себе риторический вопрос.

  Наконец-то мы вместе с катамараном оказываемся за пределами прибоя. Судно удаётся поставить. Из последних сил взбираемся на него. Но нас ждёт очередной сюрприз: одна из двух железных лопастей, управляя которыми можно было менять направление, отломана и уже, видать, давно пребывает на дне. Инструктор ёрзает, мельтешит, пытаясь выровнять наше отколошмаченное судёнышко, ведь коварный нрав океана может опять проявить себя. Однако все его попытки тщетны. От безысходности он опускает руки, садится рядом и бормочет: «Вот теперь вы подумаете, что я не профессионал». Отвечаю, что я так не думаю, но мне страшно. «А мне как страшно!» — расплываясь в улыбке, вторит красавец-мулат. Наверное, это шутка, но всем нам от неё почему-то не весело.

  На берегу никаких движений, нас никто не видит. Спрашиваю, можно ли что-нибудь сделать или так и будем здесь бултыхаться, как … Свою дальнейшую мысль я не стала произносить вслух. «А что здесь сделаешь, если судно неуправляемое?» — отвечает вопросом на вопрос наш инструктор. 
«Ну, если ты профессионал, который ничего не может сделать, тогда вставай, маши руками и кричи «HELP!». 
Наш «капитан» так и сделал: встал, повернулся к медленно удаляющемуся от нас берегу и изо всех сил начал махать руками и орать. Через десять минут мы были обнаружены и спасены.

Ольга Сафронова (Мельницкая)


5 авг. 2012 г. by Olga Safronova-Melnitskaja ·

© 2012-2017 Все Права Защищены. Перепечатка материалов, размещение на сайтах и в печатных изданиях разрешается только с личного письменного согласия владельцев материалов и Ольги Сафроновой (Мельницкой) VideoPani